Вверх

Вниз

Райолинн. Новая Эпоха

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Торговый тракт

Сообщений 31 страница 60 из 77

1

Прямой как стрела, этот тракт пересекает все королевство от восточных до западных границ. Его строили еще двести лет назад, и совершившие марш по его построенному участку с немыслимой скоростью пешие полки генерала Хартцкаммера, оставшегося в веках как Хартцкаммер Защитник, спасли восточные области Легенира от разграбления ордами кентавров сто пятьдесят лет назад. Но лишь нынешний король, Филипп Легенирский, довел строительство до конца. Ходят слухи, что юный ум молодого короля сразу по овсшествии его на престол не оценил самостоятельно значение торгового тракта, но вот советники, при которых тракт строил старый король, нашли в себе ум и мужество уговорить принца на завершение строительства.
Ныне этот тракт - основа благополучия торговой системы Легенира. Свежая рыба из океана, мясо из центральных регионов, необходимые металлы и минералы, мед, соль и сахар, пиво и лед, воск и дерево - все перевозится по этому тракту, усиливая могущество Легенира за счет развития его экономики.

0

31

- все лучшее – только для тебя
Пожал плечами рыжий. Да, его песни иногда были подозрительны, когда не было настроения на что-то более лиричное, чем сотворить четверостишье и продекламировав его вызвать несколько волн гнева окружающих.
Пожав плечами, человек поднялся, куда уж тут не заинтересоваться тем, что происходит, когда вокруг полнейшая тишина. Скучно, хоть начинай играть очередное заунывное нечто. Нет, он последовал за Ирис в отряд подглядывателей, в силу роста возложив свою голову на ее макушку.
Что же. А девчонка была забавной. По крайней мере, вид атамана со всунутыми в задницу ногами заставил заржать лекаря. Вид подобный был слишком забавен. С другой стороны – он бы не хотел подобной ситуации, ведь на место все пришивать придется ему, а это будет долго, муторно и опасно для жизни.
- сама ищи подорожник, хотя, борщевик тоже подойдет
Конечно, он мог догадаться, что Нага умная и не станет так делать, разве что только если захочет попугать Ирвина волдырями на заднице. Однако… Нет, не стоит так плохо думать о собственном друге. Поэтому, после своего вредного совета, Ирвин легко ткнул пальцем в ребрышки наги, от чего получил в лицо веткой, на что фыркнул, отмахиваясь от листьев и утеряв интерес к происходящему вокруг.
Только хохот гнома все никак не мог перейти в стадию тишины. Впрочем, этот заразный гномов вновь заставил заржать Ирвина.
Он вздохнул, не глядя на нагу. Может быть, минует сегодня? Караван уже разграбили и им не придется напрягаться, а ему ни из кого не придется стрелы вытаскивать. В своем стремлении спасать жизни, как своих, так и чужих, он, конечно ставил в приоритет своих, но… Но все, последний раз он в подобном мероприятии!
Надеждам не суждено было сбыться. Судя по голосу, который возвестил о том, что дерево упало.
- ну вот. Начинается
С таким лицом сказал, будто лимоном неожиданно подавился. Бояться здесь нечего, но паскудное ощущение не отпускало ни в какую.
- может быть, стоило отговорить от этого нападения
Проворчал себе под нос, нахмурился, вздохнул от потрепывания наги. Ну вот, теперь еще и пойдет в «заглушку» таким, будто только что проснулся. Пятерней он сгреб волосы назад, наблюдая.

+1

32

Караван вынырнул словно из ниоткуда. Точнее не караван, а лишь один из его разведчиков. Никто из находящихся возле дерева не узнал о его приближении. Это было страннее вдвойне. Никто из заглушки не подал знака о приближении цели. Это уже было настолько странно, что совпадением быть просто не могло. Накалу ситуации добавляла девочка, которая уже, кажется, открыла рот, чтобы снова заорать... Разбойнику оставалось только одно...
  ...сцапать мелкую засранку, отечески её обнять, потрепать по волосам, при этом повернув её к себе лицом и незаметно затыкая ей рот ладонью с платком.
  - Ну-ну, всё хорошо, всё позади... Не боись, мелкая, всё в порядке... - басом заголосил Змей, поглаживая Сетте по волосам. "Увидев", что к ним приближается всадник, он изобразил на лице радостную улыбку.
  - Милсдарь! Милсдарь, помогите, бога ради! Тут такая оказия случилась, я уж не знаю что и делать! Мы с Гартом рубили дерево, знаю, не положено так близко к тракту, но ведь гляньте сами, какое оно прекрасное, какие брёвна шикарные получатся! Ну вот, думали, да что случится, мы же уже десять лет лес рубим, неужто не смогём в правильную сторону деревце-то свалить? Да вот... мелкая моя, золото моё рыжеволосое, обед мой принесла, да, молодо-зелено, решила из кустов меня, старика своего, попугать. Да аккурат там, куда дерево должно было упасть... Ох, беда бы случилась, но господь милостив, направил мою руку, в последний момент успел навалиться и опрокинуть дерево в другую сторону... А оно возьми да повались прямёхонько на тракт... Ой, что же делать, скорей, помогите нам ветви обрубить да стащить его в сторону, ведь ежели какой купец на такое наткнётся, не сдобровать нам с Гартом, на каторгу отправят, точно отправят, ой... А мою... кровинку мою... Что с ней без меня будет? Помогите, милсдарь, а?
   За время своей проникновенной умоляющей речи Гектор успел даже слезу пустить и слегка придушить Сетте, чтобы та не спутала всех планов. Ежели этот разведчик сейчас всё прочухает (а он вполне мог, если девчушка сейчас заорёт что-нибудь типа "помогите, убивают"), то не факт, что его успеет подстрелить остроухая прежде, чем он даст сигнал каравану.
   "Ох и поплатишься ты у меня, чмо чернозадое, - выругался про себя новоявленный дровосек, думая о том, как будет медленно засовывать дроу иглы под ногти, - Кто меня уверял, что они не высылают вперед разведку? А что, если и насчёт малой охраны он тоже наврал?"

+3

33

Пронзительный крик неизвестной донесся и до забывшей обо всем вокруг Аладриэль. Он звенел в ушах ещё некоторое время, оставляя девушку несколько дезориентированной, старающейся отыскать причину звука. Проклятье! Этот звук явно предназначен не для эльфийских ушей! Даже с такого расстояния, он был достаточно неприятен. Хотя она и догадывалась, что дело близится к битве. Так это было или иначе, но этот знак был явно не к добру, заставляющий насторожиться и напрячься. Она даже забыла про тракт, глядя куда-то сквозь ветви, задевая взглядом упавшее дерево, где сидели Гектор с Маргинои, и...
- А это что за рыжая девчушка?.. – Прищурилась девушка, пытаясь разглядеть мелкое обстоятельство, которое, скорее всего, и стало причиной этого ужасного звука. Оставалось надеяться или на то, что Гектор избавится от неё сразу же, или на то, что она больше так кричать не будет (особенно на подобных мероприятиях, если уж такое случиться).  Но девочка действительно была весьма интересным человечком, который, возможно, мог бы и службу хорошую сослужить, в качестве шпиона. Вряд ли кто-то станет думать на ребёнка. Ну или просто сумеет разбавить напряженную обстановку, если таковая появиться. По её движениям было видно, что именно этим она и занимается в этот момент...
- Погодите, тут похоже дерево упало...
Эльфийка резко повернулась к всаднику, потянувшись за стрелой и приняв боевую позу. Его голос появился для неё словно гром среди ясного неба. Цокота копыт его лошади она расслышать не сумела, погрузившись в размышления о маленькой девочке и её дальнейшей судьбе. Если бы она была более внимательна к ситуации, нежели к своим мыслям, успела бы она предупредить "дровосеков" о приближающейся опасности? Точно сумела бы.
Теперь она увидела и приближающийся караван, который только что успели возвестить об упавшем посреди дороги дереве. Ах, если бы не этот мерзкий крик, она бы точно успела увидеть этого всадника и сделать точный выстрел, пока он не подошел слишком близко. Хотя, скорее всего, лучше было бы сначала избавиться от охраны каравана, и больше нужно высматривать лучников, если таковые были. Будучи почти недосягаемыми для мечников и воинов ближнего боя, они были самыми опасными, если были опытными. Один выстрел – и человека больше нет. Или не человека. Кто уж под руку попадется.
Рыжая внимательно взглянула на караван, осторожно накладывая стрелу на тетиву, готовясь нанести удар первому врагу. Только нужно понять, сколько времени выждать, прежде чем стрелять. Ведь если начать атаку слишком рано, караван может и вообще не дойти до нужной точки, где их можно будет поймать, словно на охоте зверя. Пока все было спокойно и никто, вроде бы, засаду на деревьях выискивать никто не стал.
Девушка ещё раз посмотрела на всадника. Вероятно, он должен стать первой целью, в том случае, если что-то заподозрит и попробует предупредить остальных. Всё же, нужно подождать, пока караван подойдет ещё ближе, и уже тогда начать обстрел.

+1

34

Особого аппетита у Эсты не было, а поэтому завтрак прошёл быстро - куска хлеба должно было хватить, по крайней мере, на утро. Правда, времени на трапезу так и так было мало; все участники похода явно собирались как можно быстрее отправиться дальше. Лекарь была с этим согласна, желание приключений после первой, практически бессонной ночи немного угасло и теперь ей и самой хотелось как можно быстрее закончить с этим походом и вернуться домой.
  Забравшись на лошадь, лекарь убедилась, что готова к дальнейшему пути. Носить всё с собой ей не требовалось, однако несколько настоек да всё для перевязки всё же лучше было положить в свою сумку. Кто знает, что могло случиться – после вчерашнего инцидента с колышком Эста была ко всему готова - а так она могла бы быстрее помочь, не задерживаясь на то, чтобы выискивать нужные ей повязки и настойки. Немного подумав, лекарь также положила в сумку несколько яблок – до следующего привала ждать нужно было ещё долго, и иметь что-нибудь съедобное под рукой никогда не мешало.
  По сравнению с вчерашним днём, сегодня Эста чувствовала себя на лошади немного увереннее. Уроки, которые когда-то давал отец, похоже, всё же понемногу вспоминались, что, впрочем, не означало, что ездить лекарь могла хорошо. Однако, она уже меньше боялась того, что упадёт с лошади или не сможет вовремя затормозить, если караван вдруг остановится. Девушка все равно старалась оставаться поближе к концу колонны, зная, что соваться вперёд ей, на всякий случай, не стоит. Не для этого её брали с собой, да и ехать было за счёт того, что сзади людей было чуть меньше, полегче.
  Правда, долго ехать Эсте все равно не пришлось. Через час-два после отправления из лагеря всё вновь остановились. По какой причине, лекарю не было известно; находясь сзади, было сложно разобрать, что же именно происходит спереди. Тит, явно находящийся поближе к происходящему, дал знать, что дорогу перегородило дерево, а, значит, проехать дальше караван пока не мог.
  Несмотря на то, что обычно на этой дороге никто не рубил деревьев, а сильных ветров, способных выкорчевать дерево с корнем, в последнее время не наблюдалось, ситуация сперва не казалась лекарю такой уж и подозрительной. Мало ли что бывает – может, действительно дровосек какой не туда забрёл. Правда вот, её попутчики явно были другого мнения; некоторые из них поспешно начали переговариваться между собой, то ли действительно подозревая что-нибудь неладное, то ли не понимая, почему Тит решил отправиться вперёд в одиночку. В любом случае, всем не терпелось продолжить путь – оставалось лишь ждать сигнала.

0

35

Дровосек, насколько это было возможно при его телосложении, сцапал девчонку и нежно прижал к себе, успокаивающе ей что-то бормоча. Увидев - или сделав вид, что только сейчас увидел - он забормотал извинения в адрес Варрена, дескать, понимаю, что виноват, но все обошлось, разве что дерево поправить надо да с пути убрать...

Варрен ухмыльнулся с добродушно-снисходительным видом, сверкая частоколом белейших зубов. Деревенский увалень не мог сразу понять, что тут не так - а вот ведьмак, жизнь которого часто зависела от мелких следопытных деталей, вполне мог. А детали эти были - и чем ближе подъезжал идущий рысцой конь, на спине которого и был ведьмак, тем виднее они были. Девчонка была не очень похожа на дровосека, но это как раз ничего не значило - может, была в мать, а может, согласно народной пословице, "ни в мать, ни в отца, а в прохожего молодца".

- Хорошо что мимо дерево упало. Хотя по хорошему тебе б плетей вкинуть - за такое лесорубство. Как нам теперь возы тащить? - спросил Варрен, соскакивая с коня и набрасывая поводья на ветку соседнего куста. Удержать коня такая привязь конечно же не могла - но обозначить умному животному грань его свободы вполне. А главное - теперь ведьмак спокойно подходил к упаввшему лесному гиганту.

- Да, и как его теперь двигать? Это только если всех волов выпрягать, да всем вместе и запрягаться... Ты в деревню за подмогой послал или сам его думал тут рубить? - это были уже наводящие вопросы. Ведьмак услышал визг девчонки не более чем минуту назад, а сам уже подошел к срубу и увидел, что срез дерева успел подсохнуть. Лис, опытный следопыт, возможно, сумедл бы назвать срок срубания с точностью до часа, у ведьмака глаз был не так наметан - но древесный сок напрочь высох даже на коре, в тех местах, где она была не разрублена, а сломана. Во всех остальных - само собой. И на древесине не было ни капельки. Прошло не менее нескольких часов, как дерево упало - хотя и не намного больше, листва еще не начала увядать. А девчонка орала только что...

Да и если ведьмака и подводили навыки следопыта - дерево такого размера не могло упасть бесшумно. Как бы ни визжала девчонка, треск веток и гукающий удар ствола о землю были бы слышны куда дальше. А значит - лесоруб врал. В чем именно - уже не важно. Но факт вранья был налицо - а в важных задачах это служило сигналом тревоги не хуже вылетающей из темноты стрелы.

- Ну добро, посмотрим... Пока начинай рубить ветки, если руки к топору привычны. А я до каравана схожу, будем выпрягать волов, в шесть штук, авось, отащим в сторону твое дерево. Хотя по справедливости руки б тебе оторвать за такую лесорубку... - высокомерно бросил Варрен, подоходя обратно к коню и собираясь отправиться к каравану - конечно же, не чтоб выпрягать волов, а чтоб остановившийся - к счастью на расстоянии большем меткого выстрела от упавшего дерева - караван пустил разведку вокруг. Варрен и сам с удовольствиенм сходил бы в разведку - если в лесу оголодавшие или просто решившие поискать легкой жизни крестьяне, то бодрый и отдохнувший ведьмак зарубит не меньше сотни, пока хотя бы просто не устанет. Если же там кто-то посерьезнее, скажем, оставные солдаты - то и им несдобровать, хотя сотню в одиночку ведьмаку зарезать будет сложно. Но и тут одному, двум, трем или десяти ничего не светит.

Шагнув к коню, ведьмак напряг слух и продолжал держать знак защиты от метательных оружий - на случай, если разбойник-лесоруб просто решит втихую метнуть топор ему в спину. Если же он решится прыгнуть на ведьмака - что ж, для того, кто ловит муху в полете, такая цель будет лакомой и легкой...

____________________________________

У каравана, Тэш и Лис:

Тэш вместе с прочими увидела сигнал от Варрена, чтоб караван остановился - но особенно не забеспокоилась. В большинстве случаев такой сигнал не значил вообще ничего - но это не значило, что можно его игнорировать, и она натянула поводья лошади. Гномы и наемники слегка заворчали - но скорее для вида, остановка была хоть каким-то развлечением в скучной дороге.
- Спокойно, парни... - придержала она тех, кто попробовал было подъехать ближе. - Сказано стоять - значит, стоим...

- Может, подойдем и посмотрим, что там, а то ему одному там неудобно... - предложил один из наемников.

- Сказано стоять. Это разведчик, пусть он и разведывает. Если упало дерево, значит, это кому-то нужно. Хорошо если ветру, хуже если кто-то специально завалил тракт, тогда придется его убирать, - подтвердил Лис, подъехавший сзади и вставший в паре шагов позади. Он вместе с остальными мог видеть лишь, как Варрен над пригорком показал каравану остановиться и крикнул про упавшее дерево - да слышать предшествующий визг. Но в отличие от остальных он знал, что бесшумно зарезать ведьмака - задача крайне непростая, и даже с такого расстояния тот сумеет подать сигналы - Знаками, скажем, применив Игни по подлеску, или по-стариковски, диким ором, какой издает человек, оказавшийся на грани смерти и желающий выразить протест против неизбежной смерти.

+2

36

Внезапное появление разведчика смутило Маргина, пусть он и не подал виду. "Как? Разведка? Этот черноухий ничего про это не говорил... И.. У них что, латники!? Малая охрана, трижды тебя через лисий хвост! Это всё нехорошо... Очень нехорошо... Только бы этот увалень был из глупых. Пусть на это и мало надежды." Пронеслось в голове Маргина, пока Гектор "Цапал" девчонку и прижимал её к себе, как бы утешая. Сам Маргин, ещё не до конца понимавший задумку друга, выпрямился и начал смотреть на всадника. Выражения лица он не менял. Было без надобности. Его борода и шевелюра прекрасно скрывали его эмоции. Его могли выдать лишь глаза, потому гном и сделал самый безобидный взгляд, который мог.
- Милсдарь! Милсдарь, помогите, бога ради!...
Маргин внутренне усмехнулся."Завёл, завёл свою шарманку... Ишь, как шпарит! Какой талант пропадает в этой глуши. А играл бы в бродячей труппе артистов, бед бы не знал..."
Когда Гектор рассказывал про то что в неправильном падении дерева виновато "Рыжее чудо", Маргин стоял и продолжал правдоподобно изображать обеспокоенного дровосека. Но между тем, он внимательно поглядывал на разведчика. Его заинтересовал амулет на его шее, а так же шрамы и его странные глаза. "Кажется, я что-то слышал о таких людях... Но вот что... Кажется, их надо избегать... Но вот почему?" - думал Гном, пока Гектор разглагольствовал.
Когда начал говорить уже разведчик, ощущение исходящей от него опасности стало проступать явственнее. А когда тот прошёл взглядом по срубу... "Почему он смотрит... А! Ч-чё-орт... Сруб сухой! Он догадался что мы врём! Но, похоже, пока не подаёт виду..."
Когда разведчик отвернулся от них, Маргин размеренно сжал, разжал, опять сжал, и опять разжал левый кулак, дабы это заметил Гектор. Это был один из их старых тайных знаков. Смысл его разнился от "Эти ребята прекрасно знают обо всех наших планах", до "Сейчас нам настанет полный конец обеда". Учитывая, что второе всегда следовало за первым, разница была мала.

+2

37

Сетте толком не успела ничего сообразить, как оказалась прижатой к куртке дровосека-неудачника. Да еще и придушенная и с заткнутым какой-то мерзостью (эт чо, платок?! Фу, фу, фу! Какая дрянь!) ртом, так что некоторое время она совсем утратила нить происходящего, вцепившись в руку мужика и пытаясь отодрать ее от себя, чтобы хотя бы вдохнуть нормально. Кусаться через платок было бесполезно - она пробовала, так что девочка ограничилась тем, что довольно чувствительно пнула мужика по лодыжке, жалея, что не попадает куда повыше. Неизвестно, сработало ли это - но хватку он слегка ослабил, пусть и не отпустил ее.. зато взамен понес такую ахинею, что Сетте изумленно вытаращила глаза, как вытащенная на берег рыба.
"Че?!! Какое я ему золотце рыжеволосое?! Че он несет, я его вижу в первый раз?!" - тут в голову ей пришла абсурдная, но ужасающая мысль. Конечно, это никакие не дровосеки. Это торговцы детьми, продающие их в рабство и в бордели! Па про таких не раз рассказывал, и строго-настрого запрещал Сетте подходить к совсем уж подозрительным мужикам!
Правда, что делают торговцы детьми на лесной дороге, она не задумывалась. Наверняка ждут таких, как она - заблудившихся в лесу несчастных девочек.. или вовсе ждут сообщников, которым будут передавать детей! Или забирать детей!
"А-а-а-а!" - запаниковала она, пытаясь вырваться (безуспешно, мужик держал ее крепко и отпускать не собирался). - "Извращенец! Пусти меня!"
Определенных успехов Сетте все же достигла - ей удалось обернуться и увидеть новое действующее лицо - какого-то амбала на огромной коняге, с мечами за спиной и вообще, выглядящего жутко грозно. Увидев его, она даже замерла от ужаса - сообщник, сейчас ему ее отдадут и тогда все пропало! - но паника тем временем схлынула и девочка даже прислушалась к разговору. И чуть успокоилась.
"Не, какой же это сообщник, если они его так боятся? Значит, кто-то, кто накрыл засаду! Значит, надо просить о помощи!"
Девочка кое-как стянула руку отвлекшегося мужика со своего рта.
- Па.. па... - выдавила она, собираясь с духом, чтобы заорать "Памагите!"  во весь голос, но тут случайно столкнулась с мужиком взглядом и крик застрял у нее в горле.
Глаза у лже-сообщника были совершенно нечеловеческие.
Желтые звериные глаза с вертикальным зрачком. Не бывает у людей таких глаз! И вел он себя высокомерно и уверенно, наверняка, знал, что никуда его жертвы больше не денутся...
- Гляди! - Сетте от ужаса вцепилась в руку мужика, который ее держал, совершенно забыв, что пару минут назад ничего не желала больше, чем освободиться от его хватки. - Гля, какие у него глаза! Эт же упырь! Или еще какая дрянь! Он нас всех ща сожрет! Че вы ему верите?!

Отредактировано Сетте Силвершильд (24-09-2015 22:44:21)

+3

38

- Как тебя зовут-то, рыжее чудо?
Вереск сдавленно хохотнул. С одной стороны, вопрос гнома казался целесообразным, с другой - эльфа позабавило обращение "рыжее чудо". Как-то не вписывалось это в контекст недавних событий - он уже фантазировать, что маленькая дрянь прошипит в ответ бородатому недодровосеку... но сему не суждено было сбыться.
Оглушённый криком и ослабленный солнечным светом (а день намечался действительно солнечным) дроу слишком поздно услышал приближение каравана и не успел никого предупредить - только услышал, как кто-то заметил упавшее дерево и пошёл, в одиночку, прямо к разбойникам.
Что он мог сделать в своей солнечной ловушке? То-то и оно, что ничего - глаза всё ещё зудели, Вереск не мог ни выйти из тени, ни  убежать. Оставалось лишь держать возле себе разгневанную полу-псину, надеясь, что та не выпрыгнет из кустов в попытке схватить подошедшего незнакомца за ляжку.
А представление, которое устроил атаман, стоило того, что мысленно Вереск поаплодировал человеку-разбойнику - ну надо же, несчастная девочка-дочурка, как же вовремя подвернулась маленькая паршивка! И невовремя одновременно - по крайней мере, актёрский талант Змея прямо-таки засиял в свете свалившихся проблем. Как, например, дерево, которое было срублено слишком рано. Как, например, лучники, которые не предупредили о караване.
- Гляди! Гля, какие у него глаза! Эт же упырь! Или еще какая дрянь! Он нас всех ща сожрет! Че вы ему верите?! - дроу почувствовал, как по спине пробежался холодок. Но ведь он предупреждал о странном типе со змеиными глазами! Типок фальшивил, и рыжий детёныш сие заметил сразу - ну, не выходила у парня роль деревенского дурачка.
Вдруг, Шеха сорвался с места и скрылся меж деревьев. Вереск не успел остановить полу-пса и лишь наблюдал, как тот бесшумно скрылся меж деревьев. Дроу занервничал ещё больше.
- Это провал...

+1

39

К сожалению, мысли, которые приходили в тот момент Гектору, не получилось бы уместить в словах приличных, а так же из-за обилия длинных и заковыристых выражений, коих бы скопилось с целую книгу. К счастью, Гектору удалось совладать с собой, в момент, когда всё начало рушиться крахом. Человек этот, который и не человек вовсе. Кажется, дроу всё же что-то о нём говорил, но то ли вскользь, то ли Гектор не обратил внимания? Он опасен? В любом случае опасен, так как сейчас он знает больше, чем следует. Поэтому надо что-то предпринять...
  Атаман уже вытаскивал из-за пояса отравленную иглу, когда девочка завопила, воспользовавшись тем, что он освободил руку.
  -  Гляди! Гля, какие у него глаза! Эт же упырь! Или еще какая дрянь! Он нас всех ща сожрет! Че вы ему верите?!
  В голове у Гектора что-то щёлкнуло и лицо его тут же обратилось в маску суеверного страха и в то же время тупой крестьянской решимости. Стоит заметить, что разведчик в этот момент ещё не успел пойти к своей лошади, и его глаза были отчётливо видны.
  - Барсорус сохрани! - возопил Гектор, - Гарт, хватай топор! Паскудина мерзкая, решила нас обмануть? Мы не дадим тебе честных людей жрать!
   Ведьмак мог услышать тихий свист, а затем дернулась его лошадь... А в следующую секунду на него с кулаками набросился дюжий лесоруб, вознамерившийся вмазать ему прямо в лицо каким-то совершенно дурацким мужицким приёмом.

+1

40

Вот чего у лесоруба - или не лесоруба, кто его на самом деле знает? - было не отнять, так это смелости. Сам ведьмак трижды поостерегся бы нападать на нечто, с чем ранее не сталкивался, не произведя перед этим тщательной разведки всеми доступными методами. Собственно, он потому и жил долго даже в постоянных сражениях с противниками, чей уровень физической силы, тярости и выносливости превосходил человеческие, что всегда рассчитывал каждую предстоящую стычку. Нет, как и каждый опытный солдат, ведьмак умел импровизировать, оказавшись в неожиданной, неловкой ситуации - но даже в таком случае импровизация означала лишь, что план боя придумывается прямо в бою, глядя на врага, изучая его и отыскивая его слабости. Ведьмаки были сильнее большинста людей - кроме совсем уж богатырей, о каковых ходят легенды - но слабее многих монстров. Среди чудовищ, которые в списке целей ведьмаков значились как "можно ловить, риск приемлемый" были десятки и сотни тех видов, чья скорость движений была лучше ведьмачьей, несколько видов с более быстрой реакцией, были среди них и те, кто превосходил ведьмаков во всем... кроме одного-двух показателей. И опытные ведьмаки - не даром, конечно же - выстраивали бой именно на основе знания этих слабостей, знание о которых оплачивалось кровью поколений их предшественников. Как и о тактике, позволяющей реализовать чужие слабости в бою.

Лесоруб же явно ничерта не планировал - в момент, когда ведьмак повернулся к коню, девчонка истошно заверещала про упыря, и дровосек с молодецким замахом метнулся вперед. Кулаки у него были дай Барсорус каждому пару таких - а вот удар поставлен так себе, размашисто и небыстро. Отпустив поводья и присев, Варрен лихо поднырнул под него, вприсядку уходя от резкого движения и давая мужику шагнуть следом за кулаком. Пожелай ведьмак убить нападавшего - он вогнал бы ему кинжал в легкое между ребер еще до того, как лесоруб бы понял, что удар пропал втуне. Но задачи такой не было - да и угрозы для жизни, если уж судить честно, такой удар не являл, даже попеди он в цель. Так дерутся в тавернах - чтоб на другой день вместе выпить пива, сверкая свежими дырами в частоколах зубов. А не чтоб убить.  Удар был сделан даже не топором, который сиротливо торчал в пеньке. Кулаком. А когда тебя бьют кулаком - изволь использовать голые руки, тем более что враг всего один.

Отшагнув в сторону, ведьмак замер перед движением... И поймал слухом посторонний звук, не совпавший с порывами ветра. Легкий шорох-шелест. На миг ему показалось, что это тетива, но через секунду слух пояснил ситуацию - источник шума сместился вбок, а значит, или лучник натягивает скрипучую тетиву, ангелом летя сквозь бурелом и не шевеля ни веточки, или же это вовсе не лук, а кто-то небольшой и юркий тихо крадется через подлесок. Тихо и очень быстро для человека... К сожалению, послушать хотя бы пять секунд этот звук ведьмак не мог - надо было разобраться с лесорубами, пока они и впрямь за топоры не взялись.

- Стоять! - гаркнул он, и уже на пол-тона мягче добавил, повернувшись к девчонке:
- Не упырь я, нету у меня клыков, видишь? - и он улыбнулся, показав вполне обычные человеческие и хорошие для его взраста зубы. - Ну как, обычные? И на груди у меня видишь какой серебряный медальон? -продемонстрировал он ведьмачий амулет. Начищенный до блеска, тот неплохо сиял, явно отличаясь от стали. Серебряная цепь за поясом дополняла картину, демонстрируя, что для оборотня или вампира на парне с желтыми глазами слишком много серебра.

- Ты когда так визжишь, разбегутся все упыри в округе... - хмыкнул ведьмак, словно бы и забыв о своем намерении ехать к каравану. - Но не боись, нету их тут. А что до глаз... Знаешь, у магов есть дурная привычка - делать людям добро, не спрашивая их о деталях. Один вот помог мне, когда я ослеп, сделал мне новые глаза. Правда, волчьи. Но зато видят как положено... - само собой, в такое объяснение не поверит ни один человек повзрослее. Но ребенок... Кто знает, вдруг да удастся успокоить девчонку. Тем более что факт неясной засады, риск на которую оставался очень большим, был для каравана неизвестен, а значит ведьмаку стоило вернуться побыстрее, но не поднимая среди возможной засады паники.

- Ты тоже не боись, лесоруб... На медальон глянь, серебряный, какой я упырь? И за топор не берись, а то кнута отведаешь, а то и чего похуже... - Варрен повернулся к нему снова, все это время сохраняя между ними дистанцию. Чертова лошадь нервно отскочила в сторону и была готова сорваться в панический галоп, и стоило побыстрее ее поймать, пока эти суровые парни не взялись за топор и не пришлось все же и вправду их рубить.

0

41

Очередь: Маргин Златобород, Аладриэль Лис'Артино, Сетте Силвершильд, Вереск, Гектор Трууд, Тит Варрен


В связи с затянутостью квеста на отпись каждого игрока даётся 2 дня. Если по истечению заданного срока поста нет, то очередь игрока пропускается. ГМ в обязательном порядке включится в игру, когда будет пропущены две очереди подряд.

0

42

Маргин встал рядом с Гектором и взял его за плечо.
- Погодь, Номар. Был бы этот хмырь упырём, пожрал бы нас без всяких заковык. А так, и говорит нормально, и драться не хочет. Не, не верю я, что он упырь. Странный - да. Но только и того, что странный! Пошли, лучше, и вправду, сучья обрубать..
Маргину давно перестала нравиться вся эта ситуация. И мужик этот, из ниоткуда. И "Рыжее Чудо", тоже в неподходящий момент заявилось. Сам гном, отравленной иглы Гектора не заметил. Но подозревал, что этот "упырь" просто так себя убить не даст. Надо дождаться лучников. Выстрел в голову, по мнению бывалого гнома, был лучшим лекарством от таких вот, "объектов".

0

43

Аладриэль внимательно наблюдала за беседой Гектора с всадником, пребывая в готовности в любой момент выстрелить. Ситуация явно накалялась и норовила стать ещё более напряженной чем была сейчас.
Девушка прицелилась в голову незнакомца на лошади. Уж что-что, а драку от мирного разговора она отличить сумела бы. И видя, насколько этот человек превосходил Гектора, вмешаться стоило бы, пускай она и не могла понять, из-за чего Змей накинулся на мужчину с кулаками, а рыжая мелюзга опять что-то кричала (что именно кричала девчушка, из-за расстояния Аладриэль расслышать не смогла). Но раз дело принимает такой оборот, можно начинать действовать…
Секундная задержка и стрела, с тихим свистом, соскочила с тетивы лука. Вопреки всем желаниям Маргина, эльфийка изменила своё решение и выстрелила в спину воина – так шансы попасть возросли бы, и это могло дать фору подставным лесорубам. Да и по голове можно было просто-напросто промахнуться, ведь девушка была далеко не мастером стрельбы.
Аладриэль вновь затаилась среди опадающих листьев. Если он её заметит - не миновать беде, а пока её местонахождение, равно как и прочих лучников, было неизвестным, был шанс немного «подсластить» каравану жизнь. Хотя и проследить, откуда прилетел неожиданный подарочек было просто, надежда всегда оставалась. Ведь на перемещение потребуется некоторое время, а время, в данной ситуации, было весьма ценным.

Отредактировано Аладриэль Лис'Артино (05-10-2015 19:13:04)

0

44

Выстрел, пущенный полуэльфийкой, был хорош и несомненно попал бы в цель, не будь этой самой целью охотник на нечисть, чьи чуткий слух и натренированное тело всегда находятся в состоянии боевой готовности. Мужчина с необычайной для человека легкостью уклонился от летящей стрелы, но наконечник все же слегка задел ткани его одеяния. Стрела звонко вошла в ствол дерева, крепко засев в коре. Разбойники, что видели это застыли с удивленными минами, с такого расстояния Аладриэль попадала обычно четко в цель.

В то же время от пронзительного -для животного слуха- свиста стрелы лошадь ведьмака, всем своим звериным нутром чуя опасность со всех сторон, окончательно оказалась во власти паники. Выпучив глаза так, что стали видны белки, она поднялась на дыбы с паническим ржанием и рванула со всех ног вперед. Однако поваленное дерево показалось животному слишком внушительной преградой, поэтому оно  тут же сменило курс и так же стремительно, как пару секунд назад летела стрела в спину ведьмака, помчалось прочь. Охваченный панической атакой конь нёс с громким топотом не только свою тяжеленную тушу, но и тот страх, который впитал в себя. А страх и паника, как известно, чертовски заразительны.

0

45

Как всякий опытный лгун, Сетте очень тонко чувствовала грань между правдой и ложью. Так вот... мужик - врал. Она не могла сказать, где и в чем, что именно из сказанного им было неправдой, но что врал - это было просто неоспоримо.
Да и потом, очень уж он старался убедить их, что не упырь. Любой упырь, по мнению Сетте, если бы не набросился сразу, чтобы схарчить, так попытался бы сделать точно так же.
- Да-а? - неверяще протянула девочка, подозрительно глядя на "недоупыря". - А почем  я знаю, настоящее у тя серебро или прост блестящая железка? Я тож могу понацепить на себя всяких блестящих штук, но брильянтами они от этого не станут!
Впрочем, она уже начала даже в чем-то сомневаться, и, пожалуй, поворчав, даже признала бы свою ошибку... если бы не следующие события. Сначала девочка даже не сообразила, что произошло - что-то свистнуло, "недоупырь" сделал чрезвычайно быстрое и неуловимое движение (зачем?!), а в следующее мгновение в дерево воткнулась стрела, вылетевшая неизвестно откуда, а  лошадь, на которой, видимо, и приехал беловолосый мужик, с диким испуганным ржанием сорвалась с места....
И именно это разрушило последние сомнения.
- Он врет! - заорала Сетте. - Слышь, он врет! Где ты видал, шоб обычный человек жопой от стрел уклонялся?! И лошадь его боица! Упырь не упырь, но какая-то хренятина! Бей его!
Слова у нее обычно не расходились с делом, и девочка воинственно бросилась вперед, размахивая маленькими крепкими кулачками.

Отредактировано Сетте Силвершильд (14-10-2015 19:50:48)

+3

46

Дроу глядел в глубину леса, прикидывая: сумеет ли он в худом случае убежать далеко в чащу, туда, куда даже юркий лучик солнца не смеет прокрасться? Вереск представил себя прыгающим через овраги и палые стволы точно горный баран, ругающимся под нос и молящимся всем богам Подземелья за сохранность своей шкуры - и ему не понравилась эта картина. Никто не любит поражения, а те, кто внёс в дело свои силы и способности, значительную часть своей силы и способностей, а эльф считал, что он в этой авантюре сделал куда больше остальных, в то время, как другим всего-то следовало аккуратно воплотить план в жизнь - то бишь, напасть внезапно, агрессивно и беспощадно, стерев всякую воинственность с противника ещё в её зачатии.
Эльф дёрнул ухом, когда услышал свист - стрела прилетела, верно, от одного из лучника сероухой, а то и вовсе от неё самой. Ведь не станут мирные караванщики вот так вот нападать на глуповатого дровосека, его коротышку-товарища и девчонку с препротивнейшим криком, которая свет знает как здесь оказалась? Вереск хотя и не видел драку атамана со змееглазым, но был готов почти аплодировать Гектору за артистизм - если бы не считал, что никакой игры здесь нет, и главарь разбойников отыгрывает никого иного, как себя.
- Он врет! Слышь, он врет! Где ты видал, шоб обычный человек жопой от стрел уклонялся?! И лошадь его боица! Упырь не упырь, но какая-то хренятина! Бей его! - услышанное заставило тёмного эльфа здорово поперхнуться - эльф крайне редко видел тех, кто мог отражать стрелы. Ржание коня было обосновано - животные легко чуют опасность... и волкопёс, только что оставивший своего хозяина, считай, предавший его, тому пример.

Шеха подошёл к каравану настолько близко, что мог в одном прыжке вцепиться в круп одной из лошадей - самой трусливой, как подсказывало его звериное чутью, и слабой. Что не любил полукровка - так это лошадей. Ненавидел их, готов был даже пойти супротив табуна, и терпя лишь в виде покорной и мёртвой для завтрака дичи. И вот снова ненависть завладела рыжим четвероногим - он крался умелым хищником против ветра, следя за опущенной головой, спокойным, редко вздрагивающим хвостом, спокойными чёрными глазами... но то продолжалось недолго - где-то возле бревна, куда нечеловек вместе со своим конём подошёл, и в чьей стороне сидел Хозяин, раздался ржание, полное паники, топот копыт. Сердце хищника возгорелось жаждой крови и плоти, последней каплей стала растущая паника преследуемого парнокопытного - в его глазах теперь не было прежнего спокойствия.
Мощный прыжок, треск рвущихся веток - и псина вцепилась в серую лошадиную задницу, заставив ту забрыкаться, запаниковать настолько сильно, что её панику подхватили остальные скакуны. Через пару секунд Шеха свалился вниз, не сумев удержаться на крупе испуганной лошади, оставив глубокую рану, и рыча, скалясь, кинулся наутёк, более пугая несчастных животных. Лошади, как известно, животные стадные, и испуг ловили быстро, превращаясь в неуправляемую массу разрушения и смерти...

+2

47

Возможно, в чём-то все думатели вокруг были правы - какая-то часть Гектора в данный момент не играла. И эта часть сейчас была сильно разъярена. Уж всё сходилось совершенно ужасным образом. Всё глубже проваливавшееся ограбление, спокойный тон чужака, его явная нечеловеческая природа, в особенности то, что он хвастается серебряными украшениями (что заставило Гектора почувствовать, как знак защиты выжигает ему дырку на коже во внутреннем кармане), его напарник, который совершенно не чувствует ситуации (сейчас отступать - если только в леса, или устраивать банальную рубку, в которой у разбойников не такие хорошие шансы победить, с их-то координацией), лучница, которая должна была командовать звеном лучников, а стрела... прилетела одна. ОДНА! Нет, кто знал, что этот упырь уворачивается от стрел, но сколько раз Гектор повторял, проводя инструктажи - выстрел наводчика - сигнал звену. ПОЧЕМУ СТРЕЛА ВСЕГО ОДНА?!
  Всё это приводило его в ярость. Ярость боя, полностью подконтрольную Змею и помогавшую ему принимать самые оптимальные решения в ограниченное время. Это было странно, но Гектор уже привык не обращать внимания и никому не говорить об этом, ведь это помогало в его деле и вызывало лишние вопросы. И сейчас его ясное и решительное состояние подсказывало, что человек, повёрнутый от него в сторону и пытающийся увернуться от стрелы слишком занят этими двумя обстоятельствами, чтобы отреагировать на ещё одно действие.
  Всё произошло очень быстро. Гектор хоть и не умел уворачиваться от стрел (по крайней мере не пробовал и не собирался), но движения его всегда были очень стремительны. Стоило упырю дёрнуться и, соответственно, сделать шаг вперёд, чтобы ускользнуть своей драгоценной филейной частью от жаждущей крови стрелы, как спереди его встретил размашистый удар ноги Гектора, приходящийся ровно туда, куда в честной драке мужики не бьют, по детородному органу.
  Бил Гектор молча, а на слова гнома и вовсе не обратил внимания. Ему просто не хватило времени, да и надоело ломать этот глупый спектакль. Пора было заканчивать с этим охранником, который уворачивается от стрел. Или он был самым сильным в караване, или самым слабым. Гектор надеялся на первое, ведь тогда у их авантюры всё ещё есть шансы...

+2

48

Все же правы были старые ведьмаки, натаскивавшие молодь не на знание, не на умение размышлять, а в  первую очередь на рефлекторное применение простейших действий. Удар, взмах, уворот, защита, прыжок, еще с полдесятка ответных действий должны быть заучены на уровне "чихнул - нос вытер". Вкдь как бы ни был быстр бросок врага - звук все же быстрее, вот и сейчас, Варрен еще отвечал девчонке - как до его уха донеслось тонкое шелестение... И тело рефлекторно бросилось в сторону. Хорошо если это какая-то местная птичка с странным пением - можно будет вместе со всеми посмеяться, подымаясь с пыльной земли.

Но тут было не до смеха - сквозь то место, где стоял ведьмак, с тонким шелестом пролетела стрела. Адреналин хлынул в кровь густой волной, будоража и ускоряя действия и мысли ведьмака - как у любого человека, но сильнее, намного сильнее... Стрела вонзилась в дерево и затрепетала оперением - но Варрен видел каждое колебание серого пуха в конце стрелы отдельно. Все встало на свои места - и Варрен понял, что сейчас будет второй выстрел, что лесорубы подставные, что начинается бой... И в ту же секунду, сжимая знак "Щита" рукой, рванулся в сторону, рывком уходя с места, куда припал в момент выстрела. Что-то визжащее появилось сбоку, вопя не хуже атакующего гоблина - но с холодной отчетливостью ведьмак осознал, что это лишь все та же девчонка, и лишь с прежним ускорением проскочил мимо нее...

С другого бока вторая фигура, куда больше ростом - один из лесорубов, тот что был человеком. Быстрый. Очень быстрый. Но лишь для человека - для уворачивающегося от стрел ведьмака он был не быстрее, чем ребенок. Глаза Варрена сузились, обостряя чувствительность зрения - как всегда во время выброса адреналина. Позже глаза будут побаливать и зрение напротив, упадет - но сейчас он видел каждую бисеринку пота на шее разбойника, каждый торчащий волосок в бороде гнома, видел каждый зуб из оскаленных малолетней негодяйкой, пробующей со всем старанием его достать - и еще не осознающей, что ведьмак быстрее дикого кота пронесся мимо нее.

Первый из разбойников, налетающий сбоку, попытался пнуть ведьмака в пах - и имел бы неплохие шансы на успех, имей он дело пусть и с тренированным, но человеком. Варрен даже не стал полностью уворачиваться - лишь довернул корпус, сгибая ноги с коленях еще сильнее, до полуприседа, и постарался принять удар боком - твердой тазовой костью. Если разбойник уступает силой гравейру, то перелом ведьмаку не грозит, а ушиб он даже не заметит до конца боя, пока не выветрится боевой угар.

Двое врагов плюс лучники, значит, одной рукой надо держать знак, пусть еще постреляют - авось, увлекутся да опустошат колчан по нему одному. Важнее было подать сигнал своим - но почти в эту секунду до ведьмака донесся чей-то рык и истеричное ржание коней - значит, так тоже все понеслось...

Несомненно, разбойники рассчитывали быстро расправиться с увальнем - и стоило побыстрее отучить их от этих идиотских планов. Свободной рукой Варрен схватил рукоять меча за спиной и на выхвате полоснул врага от плеча по диагонали вниз - так, чтоб подрубить колено. Останется жив - его счастье, истечет кровью или останется без ноги - не повезло. Хотя своей целью отсечение конечности Варрен не ставил - даже бритвенно-острым мечом это совсем непросто, нехватало еще завязить меч в теле протвиника. Он лишь целился подсечь сухожилие под коленом, три-четыре сантиметра вглубь живой плоти, чтоб лишить врага возможности к маневру, и тут же рванул снова в сторону, уходя от обоих разбойников в сторону, кружа их и целясь мечом снова.

0

49

Тит пока не спешил возвращаться и участники похода всё чаще и чаще переговаривались между собой, поглядывая вперёд. Большинство из них были уверены в том, что стоит двигаться дальше и безуспешно старались убедить остальных в том, что поступить стоит именно так.
  - Чего там происходит то вообще? Авось отбросил уже копыта друг наш, раз его не видать до сих пор? - один из наёмников, находящихся сзади, всё же пытался узнать, что же именно так задержало Варрена. Его можно было понять - с его позиции и правда ничего не было видно, да и слышно было не очень уж и много. Как сильно сама Эста ни пыталась увидеть хоть что-нибудь, ей оставалось лишь ждать ответа вместе с остальными. Волнения пока не было, помочь девушка все равно ничем не могла, а, если и решение о том, двигаться ли дальше, действительно стали бы принимать именно сейчас, её мнение бы вряд ли многих заинтересовало. К тому же, если копыта действительно кто и отбросил - в чём лекарь сильно сомневалась - то явно не её старый знакомый. Он был поживучее остальных.
  Правда вот, ответ пока не последовал - значит, те, кто спереди, либо сами не могли понять, почему всё так затянулось, либо были заняты чем-то более важным. Чем именно, лекарь поняла достаточно быстро, когда заметила, что её лошадь ведёт себя необычно.
  Кто-то прокричал "засада" в тот же момент, когда лошади сорвались с места, превращая всё в хаос. Лекарь не знала, что именно вызвало такое поведение лошадей, не могла уследить за тем, от кого они пытались бежать, но знала, что времени на то, чтобы думать, у неё не остаётся - лошади сзади вели себя пока сравнительно спокойно, однако, зная, как быстро они могут скинуть всадника, это не имело особого значения. Эста попыталась как можно более безопасно соскочить с лошади - правда, животное явно пыталось ей в этом помочь и скинуть всадницу как можно побыстрее, явно не уделяя особого внимания тому, как больно обычно падать.
  Впрочем, падение было сейчас наименьшей проблемой девушки. Приземлиться удалось на удивление мягко, но нужно было удержать равновесие - упав на землю, ей скорее всего сразу же досталось бы копытом по голове. Очевидно, от самой мысли о том, как опасно было бы сейчас упасть, лекарь застыла на месте, потому что через мгновение её довольно грубо схватили за руку и потянули за собой, подальше в лес, от лошадей.
  - Ты чего стоишь? - пробурчал мужчина, чья реакция явно была получше. Он и ещё двое из наёмников, охраняющих караван, сейчас думали скорее о своей шкуре, чем о безопасности каравана и пытались просто убраться поскорее, надеясь, что животные когда-нибудь да успокоятся.
  Нужно было помочь остальным, но ещё важнее было не терять бдительность. Кто-то из охраны пытался предупредить о засаде - кто знает, сколько ещё людей пряталось в лесу.

Отредактировано Эста Меннингем (18-10-2015 05:10:48)

+1

50

У поваленного дерева:

Сетте больше послужила отвлекающим маневром, нежели реальной угрозой. Хотя разъяренных детей не следует недооценивать, толку от них в стычке может быть и мало, но зато отвлекать или ударить исподтишка камнем, когда ты этого совершенно не ждешь, могут за милую душу. Действие, пусть и не запланированное, сработало, хоть и не идеально, но ведьмак отвлекся, и этого было более чем достаточно, чтобы удар ногой Гектора попал пусть и не первоначальную точку, а в бедро, которое все-таки удалось подставить Варрену.

У каравана:

Нагнанная волкопсом лошадь окончательно впала в неистовую панику, захлебываясь своим страхом и совершенно не соображая, что происходит. Боль, пульсирующая в области ягодицы, донимала животное, отчего то неслось еще быстрее, мотая головой, словно всё еще пытаясь скинуть хищника, который уже отступил по доброй воли. Домчавшись до лагеря каравана, лошадь плеснула критическую порцию паники своим собратьям, отчего лошади, потеряв голову и скинув тех всадников, которые не успели спешится, разбежались, куда глаза глядят, топча всё и всех, кто попадался на пути. Теперь ни у кого не было сомнений, что ситуация стала опасной для жизни. Не было понятно, чем была вызвана суета, но что бы это ни было, затронет всех.

Пара наемников, которым зад был дороже выполнения работы, на которую их наняли, спрятались в лесу, готовые бежать, если что. В то время, когда гномы, идущие с караваном, схватились за топоры, насторожились и были начеку, пара молодых наемников ринулась в ту сторону, откуда примчалась лошадь Тита. Сжимая мечи в руках, молодняк был настроен помять каждого, кто так или иначе имел отношение к спокойствию, которое было беспардонно потревожено.

Лучники:

Каждый был напряжен и был готов ринуться в бой, лучники-эльфы не были исключением. Из засады они внимательно следили за происходящим, особенно после того, как стрела Аладриэль прилетела мимо. Наемники, бегущие со стороны каравана, размахивающие мечами, не остались не замеченными зорким эльфийским глазом. Жест "приготовиться". Выжидание. Тетива натянута. Стрелы нацелены на наемников. Пальцы отпускают тетиву. Вновь свист стрел. Одна из них попала наемнику в плечо, другая точно в цель - в висок. Один наемник замертво валится на землю.

Что касается атаки Тита:

Поскольку маневр с извлечением меча занимает намного больше времени, чем описано, плюс Варрену нужно привлечь вторую руку, чтобы придерживать ножны (что автоматически приводит к тому, что знак защиты держать уже нечем), а у Гектора (и не только) появляется время предпринять действия, атака обнуляется. Прошла только защита.

+1

51

Маргину надоел спектакль, начатый Гектором. Маргину надоела вся эта ситуация с поваленным деревом. Маргину надоело затянутое нападение на караван. Маргину надоело многое. Но особенно, гному надоел Тит. Этот ведьмак, взявшийся из ниоткуда, насмешливо говоривший с ворами, уворачивающийся от стрел и имеющий нечеловеческую скорость. Он надоел Маргину. Хотя нет. Он бесил Златоборода. А когда гнома что-то бесит, он ждёт, когда это исчезнет. А если причина долго не исчезает, то он избавляется от неё сам. Так, от Тита попыталась избавиться эльфийка. "Упырь" увернулся от её стрелы, каким то непостижимым образом. На него бросилось "Рыжее чудо", но лишь отвлекло его. Гектор использовал старый, проверенный временем удар, но "Упырь" увернулся, подставив бедро. Настала очередь Златоборода... Гном понимал, что не успеет взять свой Рангар. Пока он будет брать молотопор, ведьмак успеет перегруппироваться, и тогда Маргин упустит свой шанс. А сейчас, Тит занят слишком многими делами, что бы увернуться от Златоборода. Маргин резко сгруппировался, и со всей дури прыгнул головой "Упырю" в живот.
"Берегите свою печень" - Такая задрипанная листовка висела в одном не менее задрипанном трактире. Маргин случайно вспомнил о ней как раз перед ударом.

0

52

- Ну вот, началось в деревне утро... - пробормотал Луис под нос, почти неслышно в нарастающем в лагере бедламе. Уже было понятно, что они влетели в засаду, правда какую-то странную, через известное место организованную, ну да нет в мире идеала, и идеальных засад тоже нет.

А пока ведьмак уже явно нашёл себе неприятностей дальше по дороге, веселье перекинулось и на лагерь каравана. Кто-то вспугнул лошадей, похоже, отнюдь не просто так, а может и с умыслом, чтобы посеять хаос в и без того не отличающийся порядком строй гномов и разномастных наёмников вроде него самого. Сам Лис что называется при первом подозрительном всхрапе лошади поспешил соскочить на землю и отпрыгнуть подальше, чтобы не получить лишний раз подкованным копытом в лицо. Оттуда, уже стоя на земле, он и увидел, что виной всему переполоху не какие-то лесные ухорезы в засаде, а зверь, то ли недокормленный волк, то ли здоровая собака, накинувшаяся на одну из лошадей, и после погнавшая остальных. В то что на них совершенно случайно посреди глуши вывалился бродячий пёс, или совсем одуревший от голода волчара, охотник не мог, и опыт и паранойя в один голос отказывались верить в такие "совпадения", даже не будь тут здесь и сейчас очевидной вражеской засады. А значит тварь, будь она зверем, нечистью или даже оборотнем в звериной форме, следовало валить как можно быстрее, пока не наделала ещё дел.

На случай таких, "неопределённых", противников связка действий была отработана давно и прочно. Вытащить лук, вытянуть первую стрелу, с посеребрённым наконечником, после секундного прицеливания отправить её в силуэт зверя, и тут же, совсем не целясь, ещё две железных следом, тратя время лишь на натягивание тетивы. Он, конечно, не эльф, чтобы на такой скорости успевать ещё и выцеливать врага, но дар позволял в некоторых пределах "доворачивать" ещё летящие стрелы на цель, главное запустить их хотя бы в нужную сторону, а дальше сила поможет. Выдав этот залп стрелами в одну морду, Лис развернулся к дороге... как раз чтобы увидеть, как один из ломанувшихся с мечом наголо впереди всех наёмников падает со стрелой в башке. Тут уж всё было совершенно однозначно.

- Не лезьте вперёд! - Лис не стал кричать, просто слегка повысил голос, надеясь, что его услышат те, кто не потеряет в панике последние мозги. Одновременно он вытянул новую стрелу, но натягивать лук пока не стал, врага в зоне видимости нет. - Там стрелки, просто всех уложат в землю. Тит справится там и без нас, а им, если хотят нас тут проредить, придётся вылезать из лесу. Тогда их и достанем.

Сам охотник постарался тоже не маячить на открытом месте, а потянулся к ближайшим кустам, укрыться если и не от стрелы, то хотя бы от взглядов стрелков, если те решат приблизиться к каравану.

Отредактировано Луис Абриго (21-10-2015 23:43:23)

+2

53

Аладриэль замерла на месте, наблюдая полет стрел. Девушка была целиком и полностью уверенна в том, что она попадет в цель, дав некоторые преимущества Гектору с Маргином. Но каково же было её удивление, когда этот незнакомец увернулся от летящей в него стрелы. Эльфийка несколько секунд стояла молча, не понимая, что могло пойти не так. Как этот человек сумел определить, что ему в спину направлена стрела?
Никогда не сталкивавшейся с подобным, эльфийке этого было не понять.
Когда минутный ступор прошел, Аладриэль поглотила ярость. Как так? Какой-то человек увернулся от стрелы, увлеченный разговором? Ну и ладно. В запасе было ещё двадцать четыре стрелы. Можно попробовать ещё раз… Если не получится, тогда уже точно стоило бы начать и ей заниматься защитой каравана, как это делали другие лучники.
Девушка вновь аккуратно достала стрелу, наложив её на тетиву. Тихий скрип от натягивания и стрела вновь направлена в спину разведчику. Увернется ли он от неё второй раз, настолько увлеченный боем? Возможно, однако надежды терять нельзя было.
Секундная задержка, и стрела отправлена в недолгий полет. Станет ли она небольшой помощью или, равно как и предыдущая, останется незамеченной?
Девушка развернулась лицом к каравану. Её следующей целью должен будет стать кто-то из лучников, ведь они будут представлять явную угрозу всей их шайке своими стрелами.

+2

54

- Тупой пёс!
Когда до Вереска донеслось конское ржание, крик и стук копыт, он вздрогнул, сильнее сжав рукоять клинка в ножнах на поясе. В темени от деревьев он сумел разглядеть далёкие силуэты людей и лошадей - те мелькали, перемежались, падали, словно неумело составленные костяшки домино, и дроу овладела такая тоска за свою нерасторопность, что холодная волна пробежалась по сгорбленной спине, а лицо более напряглось - ведь это был шанс. Вереск не умел да и не любил долгие размышления о риске и опасности, когда шанс мимолётной птицей пролетал так близко. Он встал и, проскальзывая меж теней от деревьев, двинулся в сторону каравана...

Вот-вот, и его заметят бежавшие в лес наймиты, времени на мысли не осталось - дроу сделал короткий жест ладонью, магический пасс, и часть разворошённого каравана, включая его отходной путь, был сокрыт тьмою. Родной мрак взбодрил тёмного эльфа, зрение обострилось, и он выскочил на дорогу. Тут же пришлось увернуться от конских копыт и столкнуться спиною с другим наймитом - почти мальчишкой, но Вереск этому значения не придавал - короткий выпад, отброс тела в сторону, прищур в поиске новой жертвы. Времени было не так много - шум, гам били по ушам, вызывали лёгкое головокружение, пот человеческий смешался с потом конским, превратившись в адский смрад, заставляющий Вереска сдержанно плакать. Вот, в хаосе, в крике, в проклятиях, он случайно заметил лучника - невысокого, почти его роста, более походившего на охотника, наверное, он стоил того, чтобы прорваться через этот ад из ржания и обезумевших от злости и недоумения людей. А может не стоил - но у него был лук, а значит, он мог предоставить очень много хлопот.
Быть единственным видящим в темноте - прекрасное преимущество, и дроу с удовольствием этим пользовался, но эти скачки, прыжки, выпады невидимым для человечьего глаза клинком вскоре должны были утомить Вереска - кто-то успел даже полоснуть по руке, а подковка едва ли не осталась долгим отпечатком на чёрном лобешнике - благо, успелось вовремя отпрыгнуть в сторону. Но вот, тёмный эльф оказался достаточно близок к стрелку и сделал юркий рывок, намереваясь обезвредить лучника.

Отредактировано Вереск (30-10-2015 19:31:44)

+1

55

Гектор с наслаждением саданул тяжёлым сапогом по подставленной ноге, удивившись лишь тому, как та не хрустнула под его напором. Пожалуй, если бы удар достиг изначального назначения, Гектор бы стал первым в мире врачом, успешно завершившим операцию по смене пола. С боку от полуприсевшего воина бесилась рыжая девочка, что нежданно негаданно приняла сторону атамана разбойников. Сзади послышался шум... Подобно огромному туру, Маргин брал разбег, издавая непропорциональные своему размеру звуки. Уже зная, что последует за этим топотом, Гектор успел схватить девочку за рубаху и рвануть её в сторону, резко разрывая дистанцию между ними и местом предстоящего столкновения.
Гектору даже стало жаль беднягу. Своё достоинство он, может, и спас, но вот почки скорее всего нет. Ещё никто на его памяти не выдерживал "Бычий удар" разгневанного бородача. Единственное, что могло его спасти - Маргин был невыпимши. В пьяном состоянии эффективность и разрушительность удара возрастала, гном попросту вминал противнику живот до хребта (не зря живот является одной из самых уязвимых мест на человеческом теле), однако тогда появлялись определённые проблемы с меткостью. 
Разбойник выпустил всё ещё размахивающую кулачками девочку, не особенно заботясь о её дальнейшей судьбе. Сейчас его гораздо больше занимало происходящее возле каравана. Начался новый акт постановки, и ему необходимо было восстановить контроль над ситуацией, который пошатнулся из-за неучтённого элемента.
Быстрый и лёгкий жест, и из-за поваленного дерева выскакивают с боевым воплем мужики в кожаных доспехах. Морды страшные, руки огромные, копья в руках длинные. Не размениваясь на любезности, мужики поспешили к гному - довершать успех. Ежели переживёт вражина приступ гномьей ярости, то уж затыкать воина с коротким мечом издалека дело несложное. Отлаженными движениями, воины приблизились к своей цели и приготовились поднять его "на вилы" - проткнуть копьями с двух сторон, образуя меж древками почти прямой угол, а затем вздеть его в воздух, чтобы вес и сопротивление жертвы довершили начатое.
Гектор тем временем уже спешил в другое место. Атаману и было положено находиться везде и сразу. На ходу доставая арбалет, он жестко посмотрел в сторону отряда лучников и сделал несколько рубящих движений ладонью. Отряд, приученный к условным знакам, мог распознать сигнал прекратить огонь в сторону своих. Вместо этого выстрелом в голову оставшемуся после залпа лучников защитнику, Гектор задал новую цель - караван. Стрелять по телегам, впрочем, было не слишком эффективно из-за их высоких бортов и сгущающейся темноты - судя по всему дроу всё же не выдержал и использовал своё колдовство. Ничего, у Гектора был план действий и на такой случай. Лучники сейчас должны были сосредоточиться на выбегающих из тьмы растерянных воинов (ещё бы, внезапная слепота никому ещё не придавала уверенности в себе и боевого духа), а так же прикрывать отряд Магрина от вылазок.
Тьма прекрасно защищала его от возможности быть застреленным на подходе к каравану бдительным лучникам, поэтому он, перезаряжая арбалет на ходу, приближался к вожделенным телегам с добром. Когда новый болт занял своё место, атаман разбойников приложил ко рту руку и над полем внезапного боя раздался пронзительный крик, напоминающий вопль мантикоры. Поистине голос атамана был подобен грому посреди ясного неба. Условный знак был услышан в тот же миг.
Если гномам, что пытались укрепиться в своих телегах, казалось, что хуже уже быть не может, то сейчас они могли убедиться во мнении, что всегда есть место развитию. Высунувшиеся из-за зарослей разбойники теперь не рисковали словить случайную стрелу. Впрочем, им и не требовалось большого количества времени. В сторону каравана, запущенные меткими руками, полетело четыре хрупкие на вид бутыли со сверкающим ярко-красным даже сквозь сгущающуюся темноту содержимым. Алхимический огонь - последние запасы Гектора, оставшиеся ещё с его работы охотником на монстров, плюс самая малость, которую перед вылазкой успел сготовить их алхимик. Разбившись о борта телег, смертоносные гранаты выплеснули содержимое вокруг себя и объяли их весёлым и горящим словно маяки пламенем, лишая пытавшихся укрыться в телегах защиты, а самых неудачливых и нерасторопных - оружия, кожи и жизни.
Тьма перемешалась с удушающим и жарким дымом. Паника животных достигла своего апогея. Скотина уже не пыталась сбежать, так как повсюду стелилась лишь тьма и огонь. Теперь, обезумев от страха, она металась по полю брани, не щадя ни себя, ни кого-либо вокруг.
Соваться в эту адскую ловушку сам Гектор не стал. Теперь не было нужды спешить - груз от них никуда не уйдет. Теперь оставалось лишь завершить начатое. Дебют партии был разыгран, миттельшпиль подходил к завершению. Очередь за эндшпилем, и пока что всё шло по плану...

+2

56

Гном оказался достоин большего внимания - в момент замаха ведьмака по его напарнику он, не тратя время на выхватывание оружия и замахи топором, просто влетел в ведьмака "на таран", плечом ударив его куда-то в район повыше пояса, пониже края ребер - болезненно, весьма противно и... эффективно. Варрен весил больше среднего - но разогнавшийся гном все же имел больший импульс, к тому же даже повернуться к нему ведьмак не успевал. С налету они вместе покатились по земле - но гибкий ведьмак откатился уже с расчетом разрыва дистанции. Адреналин хлынул в вены, глуша боль. Наверняка травму ведьмак получил - но организм его был готов и не к таким пинкам при выполнении задачи.

Вскочив на ноги, ведьмак успел быстрым движением осмотреться - и заметить, как разбойник, выхватывая скрытый арбалет, громко крикнул, видимо, подавая сигнал кому-то - и из-за деревьев полезли мужики с копьями. Варрен прикинул до них расстояние - и мысленно поставил на них отметку как на неважном элементе, добежать до него в мгновения ока они не успевали,а значит пора было закончить с парой разбойников в непосредственной близости, не забывая при этом о лучниках.

Двигаясь куда быстрее человека, ведьмак бросился по дуге, складывая знак Аард и ударяя им гнома  - мол, любишь силовые приемы так получай в ответ. Секунда на применение знака - и второй целью становится широкая спина разбойника, целящегося из арбалета по каравану. В нее ведьмак просто метнул нож, выхваченный из сапога. Метание ножей не было основным профилем ведьмаков - но делать это они умели, метали даже не предназначенные к этому предметы вроде вилок и игральных карт, пивных кружек и табуреток. А уж нож, копией которого ведьмак еще в далеком родном мире убил броском Марангу...

Метнув нож, Варрен снова сложил знак Защиты от метательного оружия и бросился по дуге, заходя во фланг копейщикам. Он был уверен - это его добыча и жертвы. Движения ведьмака сейчас были куда быстрее человеческих, и куда точнее, тогда как каждое их движение ему виделось приторможенным и неуклюжим.

_______________________

Суета в караване была неслабой - но разгромом не пахло. Наемники столкнулись с плотным обстрелом - но они все же не попали в полное окружение, и уже с первыми попаданиями закрылись щитами от врага, а конные спешились - кто добровольно, а кто и принудительно. Но даже те, кого сбросили взбесившиеся кони, старались прижаться к товарищам, закрываясь щитами и ожидая атаки. Когда же тьма окутала задние телеги, она стала и прикрытием для их экипажей от стрел.

А вот на передних и средних телегах было немало сосредоточенно выцеливавших стрелков противника арбалетчиков. В отличие от тех, кто боролся еще и с лошадьми, они были на телегах - их не могли раздавить или толкнуть, стреляли они с упора и были укрыты щитами телег от выстрелов противника. А две из телег были оборудованы знаменитыми гномьими стрелометами - оружием очень мощным и точным, за рычагами которого сидели лучшие и самые хладнокровные стрелки. Они не были в темноте - и когда в зоне видимости появился "лесоруб" оба стреломета и трое арбалетчиков по команде одного из гномов дали по нему залп.

Сражающиеся в темноте, в отличие от остальных, оказались и впрямь в сложной ситуации - дроу, носящийся среди телег как призрак, обладал огромным преимуществом над наемниками, но перебить весь караван не мог. А главное - сам был невидим для своих и чужих, находясь в темноте, и мог попасть как под удар вслепую тяжелым мечом, так и под шальной выстрел - или даже под несущуюся вслепую перепуганную лошадь, для которых он в темноте был столь же невидим, как и для людей.

Отредактировано Тит Варрен (08-11-2015 04:17:32)

+2

57

Эста пыталась найти место, из которого будет видно происходящее и где она в тоже время была бы в безопасности - такое место, как оказалось, отыскать было не так уж и просто. Лекарь не знала, сколько ещё разбойников скрываются в засаде, дожидаясь, пока в их поле зрения забежит очередной ничего не ведающий наёмник. К таким ситуациям девушка не привыкла - ей нравилось иметь всё под контролем, а сейчас, когда она не знала, что может произойти через мгновение, сосредоточиться было сложно. Наёмники, которые и потянули Эсту за собой, сейчас скорее меньше волновались о безопасности каравана, однако, ей самой важно было знать, что именно там в данный момент происходит. Осторожно, пытаясь не попасться никому на глаза, девушка выглянула в сторону каравана, однако, кроме фигуры, похожей на Лиса да изредка мелькающих среди бегущих лошадей лиц, оценить происходящее было сложно.
  Да и времени на это все равно не было. Один из наёмников - на вид не старше тридцати - похоже, недостаточно быстро среагировал на необычное поведение своей лошади и теперь его нога, по всей видимости зацепившаяся в стремени, выглядела не очень здоровой. Если бы такое случилось в нормальной обстановке, нужно было бы вправить вывих либо зафиксировать перелом - если кость не была раздроблена, при достаточном уходе да покое она вполне могла сростись. Правда, сейчас был другой случай. Если в лесу всё же прятались лучники - или даже просто дикие животные, обезумевшие от внезапного шума - нужно было бы бежать отсюда как можно быстрее, а, если у наёмника было сломано ребро, ему, скорее всего, было бы сложно даже дышать, не говоря уже о том, чтобы двигаться дальше.
  - Эй, ты же лекарь, нет? - спросил другой наёмник, постарше. Эста мало общалась с ними, на это не хватало времени, поэтому даже не знала их имён - да и они, похоже, также не знали, как девушку зовут. Однако, она знала, что между собой наёмники общались достаточно - по лицу мужчины было видно, что просто бросать своего товарища в лесу он явно не собирался. - Сделай что-нибудь, а то помрёт же парень!
  Сделать что-нибудь было сложно - в небольшой сумке на поясе не было даже бинта, необходимого, чтобы зафиксировать ногу. Большая сумка с настойками и мазями осталась на лошади - падая вниз, было сложно думать о том, чтобы прихватить с собой багаж. Единственное, что лекарь могла сделать - наложить повязку из чьей-то старой рубашки на грудь раненого, чтобы ему не так больно было дышать, однако, и это вряд ли бы помогло надолго.
  - Надо пойти туда, к ним, помочь, - третий наёмник, тот, что помог Эсте не получить копытом по голове, всё это время молчал, однако теперь ему, похоже, начинало казаться, что то, что он сделал, было неправильным. Слишком много людских жизней было на кону. - Нельзя так просто... прятаться здесь.
  - Ты чего, совсем с ума сошёл? - возразил старый наёмник, поглядывая в сторону каравана. - Тебя либо лошадь затопчет, либо стрела убьёт. Не суйся туда, там и без тебя таких героев достаточно.
  Все эти разговоры заставляли Эсту чувствовать себя виноватой. Сейчас действительно нужно было помочь - разве не для этого девушку взяли с собой? Однако, она не знала, что могла бы сделать в данный момент. Мужчина был прав - соваться прямо в разгар боя нельзя было. Вряд ли кто-то смотрел, куда стрелять, и долго лекарь там бы вряд ли продержалась. Единственное, что лекарь могла сделать в данный момент - продолжать высматривать хоть какие-то знаки того, что снаружи снова стало безопасно и надеяться на то, что в походе участвовали более опытные люди, чем она сама.
  - Раздевайся, - со вздохом пробормотала Эста, обращаясь к молодому наёмнику, опёршемуся о ствол дуба. - Будем перевязывать.

Отредактировано Эста Меннингем (08-11-2015 23:28:43)

+1

58

Маргин, не растерявшийся предпринять решительные действия, таранит головой правый бок Тита, сбивая его с ног. Они откатываются на добрый шесть метров от Гектора, Сетте и притаившихся в кустах нападающий. В момент сего незамысловатого удара ведьмак ощущает, как хрустит парочка его ребер, не выдержавшая напор крепкой гномьей черепушки. Травма ребер тут же сказалась на спертом дыхании и резкой боли в боку. Гном же в свою очередь на пару секунд теряет координацию, но сотрясением тут не пахнет, поэтому вскоре гном уже может предпринять следующее действие: он отползает от опасного врага в сторону, переводя дыхание и собираясь с мыслями.

Две из трех стрел Абриго попадают точно в цель: одна в переднюю лапу животного, отчего зверь невольно споткнулся, еле удержавшись на трех здоровых лапах, а вторая тут же нагнала бок хищника, засев в области селезенки, не прикрытой ребрами. Это сбивает тварь с толку, отчего она вынуждена отступить в лес, ведь даже у самого безбашенного существа есть инстинкт самосохранения. Стрела, выпущенная в бок, засела довольно глубоко, однако счастье пса, что под углом, поэтому сама селезёнка если и была тронута, то достаточно будет просто вовремя извлечь стрелу, продезинфицировать рану. Но если не предпринять ничего до того, когда зверь истечет кровью, исход будет летальным.

Тень, опущенная Вереском, накрывает две последние телеги, тем самым наводя смуту и панику в хвосте каравана. По ходу продвижения к концу колоны Вереску удается ликвидировать молодого наемника.

Действия наемников с копьями не увенчались успехом, ловкость ведьмака, пусть и со сломанными ребрами превышала, ловкость обычного человека. Варрену удалось вернуться как от первого, так и от второго копья, правда увлеченный одними противниками, ведьмак не заметил пущенной в него очередной стрелы Аладриэль, которая прилетела точно в бедро ровно в тот момент, когда ведьмак пытался запустить знаком Аард в гнома. Траектория знака резко изменилась, и знак попал четко в ствол дерева справа от гнома, с которого посыпались не только листья, и мелкие веточки, но и воронье гнездо, кое упала четко на голову бедному гному. Три из четырех бутылочных снаряда попали точно в цель, то есть в первые две телеги. Один снаряд упал, не долетев до начала каравана, и сухая трава тракта тут же вспыхнула огнем. Те, кто находился на вожжах телег, объятые огнем отпрыгивали кто куда. Волы пусть и причислялись к тем животным, что славятся свои спокойствием, понесли свои ноши чуточку вперед. Плотный дым, языки пламени теперь отделяли караван от разбойников. Из-за сгущающегося дыма, лучникам все сложнее было попасть в цель, стрелы летели, казалось бы, со всех сторон, но еще ни одна не попала точно в цель.

Уцелевшие телеги «попятились» назад. Теперь тьма, преградившая путь к отступлению, не казалось такой уж страшной, перед всепоглощающей пастью огня.

Область тьмы из постов Вереска окутывает лишь две последние телеги, посему все то, что написано об полностью окутанном караване и близлежащих территориях, считать недействительным. Во время нападения копейщиков в Варрена была выпущена стрела. Она попала в цель, посему все то, что написано в посте ведьмака о метании ножа и повторного знака Аарда, считать недействительным. В этот момент он отвлекается на рану в ноге.


Паника, суета и неразбериха накрыла оба лагеря. Деревянные детали телег, охваченные огнем, продолжали пылать, блокируя разбойникам лобовое нападение. Волы, обезумевшие от дыма, огня и криков, пытались рваться вперед, но мощный ствол дерева преграждал им дорогу. Животные, гонимые своими инстинктами, повернули направо, утаскивая пылающие телеги в сторону лесного массива, распугивая своим грозным видом притаившихся там разбойников.

Обгоревшие тела гномов, те, что были на вожжах первых двух телег, а так же запах паленых волос и кожи приводил в ужас, даже самых матерых личностей. Отчетливо понимая, что в них есть два варианта: либо потерять все, включая жизнь, и попытаться утащить с собой, как можно больше разбойников, либо отступить и спасти то, что уцелело. Гном, доверенное лицо Баргина, с копотью на лице, восседая на коренастом пони, перекрикивая шум и гам, раздавал приказы к отступлению. Те, что могли драться, прикрывали тех, кто в спешке грузили на телеги тела раненых товарищей. Атаки лучников стали реже, ведь запас стрел у разбойников тоже был ограничен. Один из таких выстрелов попала в верхнюю часть голени Вереска, который пытался забраться на одну из телег каравана. Дроу, тихо бубня слова проклятий косым лучникам, рухнул с телеги, не удержав равновесия. Шар тьмы сначала чуточку уменьшился в размерах, а спустя пару секунд исчез вовсе, открывая путь к отступлению. Аладриэль в этот момент крадущаяся среди кустов, успела оттащить раненого собрата в сторону, прежде чем опомнившиеся караванщики разделались с нападающим.

Тем временем, в одной из телег со стрелковыми орудиями притаился один из лучников каравана. К его телеге огонь еще не успел подступить, поэтому он до последнего не покидал свою позицию, выжидая удобного момента для того, чтобы расправиться с разбойниками, испоганившими всю операцию. Оружием его был большой крепкий лук с такими же крепкими стрелами, которые обладали большим поражающим эффектом. Тетива натянулась. Прицеливание. Огонь стремительно подступал вперед, было очень жарко. Выстрел. Мощная стрела стремительно посвистела в свою цель. Она болезненно вонзилась в одного из разбойников и… прошла насквозь. К несчастью для напарника по преступлению, пораженный разбойник в тот момент прикрывал Гектора. Пройдя навылет, стрела ранила Гектора в бок. Чертовка судьба! Какие только козни она не строит. Но на этом лучник не успокоился. Вторая стрела была пущена в негодяя, бросающего бутылки с зажигательной жидкостью. Однако из-за яркой пламенной вспышки, рука дрогнула, стрела не настигла никого. Не теряя надежды, лучник выпустил еще одну стрелу. Попадание. Минус еще один разбойник.

Момент, когда всё вокруг понеслось к чертям, Луис проморгал. Поэтому ему оставалось делать только то, что всегда лучше всего получалось. Стрелять. Караванщики приняли мудрое решение отходить от засады, медленно, в буквальном смысле со скрипом, набирали скорость телеги. Лис же, вскочив на ближайшую повозку где-то в середине строя, продолжал стрелять, быстрей, почти не целясь. В тех, кто пытался выбраться из лесу, в кусты, откуда летели стрелы, в какого-то мужика, выбежавшего поодаль и явно пытавшегося руководить нападением... короче говоря, во всех, кого он не знал и не видел раньше.

Варрен, услышав приказ об отступлении, был вынужден оставить раненого главаря банды с максимальной доступной ему скоростью и возможностью, сжимая знак защиты от стрел, бросился к каравану. Тэш верхом на коне, которого удалось так или иначе приструнить, подхватывает ведьмака на его подходе к поваленному дереву. Оба спешат покинуть место битвы, и присоединится к удаляющимся повозкам каравана. Их никто не преследовал, но парочка стрел просвистели где-то совсем рядом.

Разбойники приостановили свое нападение и были заняты своим атаманом, не то, чтобы Гектор слыл кисейной барышней, нуждающейся в охране и заботе, но уважение к своему главарю и долг перед ним скооперировали способных драться возле него, прикрывая его отступление в более безопасное место. Часть лучников, отступая, помогали раненным.

Итого:
Караван теряет две телеги, одна из которых с золотом и ювелирными изделиями, другая со стрелковым орудием и некоторым количеством оружия и личными вещами тех, кто ехал на этой телеге. Артефактов нет, но парочка мешочков с монетами и драгоценными камнями в наличии.
У Варрен сломаны ребра с правой стороны, а так же стрела в левом бедре. Маргин относительно цел, может, чуть-чуть кружится голова с гнездом на голове. Сетте жива, здорова, возможно, в легком, а, может, и нет, шоке. Аладриэль цела и помогает раненному в голень Вереску. Оба прячутся в плотных кустах с правой стороны тракта. Гектор ранен в бок, ранение не серьезное, но обработать следует, антисанитарию никто не отменял.

+2

59

В пылу сражения Гектор скакал как подкованная блоха, а его крики разносились казалось над всем трактом. Возможно приказ пошевеливаться да перейти в нападение сейчас услыхали где-нибудь на окраине Верса.
Однако сколь бы не слажено работали его люди, сколь бы не решительно он реагировал на малейшие изменения в ситуации, всего предусмотреть и предвосхитить он не мог. На его глазах зарезали одного из его людей, а ещё один, поймав стрелу, упал и уже не смог подняться.
К сожалению, его громкий и грозный голос играл не только на стороне разбойников. Сразу несколько лучников сообразили, что атамана надо выцеливать в первую очередь (Гектору оставалось лишь восхититься их способностью держать себя в руках и сохранять стратегическое мышление в том огненном аду, который им устроили разбойники) и Гектора с товарищами накрыло ливнем из стрел.
Времени соображать что делать у атамана не было, щита, как подумалось с разочарованием - тоже. Единственное, что успел сделать Гектор, это схватить шокированную и вставшую столбом посреди битвы девочку и закрыть её своей спиной, понадеявшись на толстые спинные пластины доспеха.
"Не рассчитал" - как-то отстранённо подумал Гектор, ощущая холодящую боль в боку, - "Прямо между пластинами вошла, [цензура]."
Пытаясь не обращать внимания на нарастающую боль в боку, Гектор развернулся и выхватил меч, готовый покрошить на куски любого, кто сунется под его праведную ярость. Но увидел он лишь разбойника, что прикрыл своего атамана своим телом и спас от смерти его и девочку.
  - Суки! - Раздалось над трактом ещё громче, словно рёв дракона, - Трусы! Собаки шелудивые! Подходите сюда и вы ответите за смерть Торна своими паршивыми шкурами!
  Разозлившийся не на шутку Гектор рванул было в сторону каравана, но споткнулся, схватился за бок и поднёс к лицу руку, всю измазанную в бурой и густой крови. Его, Гектора крови. Почти потеряв способность трезво мыслить от гнева и жажды возмездия, он едва не в одиночку попытался поскакать с пробитым боком на караван и порубить там всех в капусту, но, к счастью, его остановили товарищи, которые предпочитали видеть Гектора живым, а не качестве подушечки для стрел, в которую он бы неизменно превратился, рванув прямо под обстрел.
  Единственное, что помогло разбойникам сдержать гнев своего атамана было то, что часть гномов решило прикрыть отступление товарищей и вступила в рубку с мечниками под управлением Гектора. Даже с пробитым боком атаман оставался страшным противником, и вволю отвёл душу, не успокоившуюся, впрочем, малой кровью. Разбойникам, что до этого с копьями наседали на ведьмака, пришлось силой заставить Гектора остановиться, когда тот рванул наперерез улепетывающим торговцам, воинственно покрывая тракт кровью - как своей, так и тех глупцов, что пытались его остановить.
  - Охолони, атаман! - преодолевая напряжение прохрипел один из них, - Только больше людей загубишь, волы уже потянули, нам их не догнать!
  Гектор прекратил вырываться, но начал шипеть и плеваться, злобно и громко, словно настоящий змей, и продолжал это делать до тех пор, пока последняя сбежавшая телега не скрылась в надвигающемся вечернем тумане.

________________________________________________________________

На тракт опускался вечер. Четверо разбойников с помощью специально подготовленной смеси тушили телеги, но алхимический огонь всё никак не хотел утихать. К счастью, удалось остановить его распространение, и груз личных вещей и продовольствия не пострадал. Хоть основной целью и было золото, но терять часть добычи по своему недосмотру - атаман бы такого не простил, поэтому парни работали изо всех сил, и ни одного мешка не пострадало.

Ещё пятеро разбойников, тихо переговариваясь, растаскивали трупы - караванщиков грубо скидывали в канаву, не забывая порыться в их карманах и периодически устраивая перепалки из-за интересных вещей (благо пока атаман занят не получишь по шее за такое), своих же аккуратно клали на уцелевший воз. Гектор относился к этому строго - всех погибших бандитов хоронили на своём тайном кладбище в глухом лесу со всеми вещами, что были при нём на последнем деле. Поэтому о том, чтобы забрать с погибшего что-нибудь "На память" не было и речи. На таких вот правилах держалась вся собранность и боевой дух шайки, так что никто с этим никогда не спорил. Хотя пару раз все же возникали разногласия, например когда один из разбойников захотел прикарманить себе дорогущий гномий арбалет, который брал с собой один из покинувших этот мир бандитов. Однако правило так и не было нарушено, впрочем, своё желание быть ближе к драгоценному арбалету тот бунтарь частично осуществил.

Сам же атаман, не смотря на кровопотерю, обнаружил в себе огромное количество энергии и мотался по месту битвы как угорелый, забористо ругаясь, угрожая расправой и раздавая наставляющие пинки. Первой попало остроухой эльфийке, которая была обнаружена оттаскивающая Вереска в каких-то кустах. Уже думавший, что к потерям надо приписывать этих двоих Гектор страшно обрадовался, однако двое представителей долгоживущих народов увидели совсем иную картину. Дроу с ходу получил в зубы кулаком разгневанного атамана, а эльфийка удостоилась лишь гневных взглядов не обещающих ничего хорошего.
  - Ты, прошмандовка, какого [цензура] ты тут делаешь? Вы тут уединиться решили посреди битвы, [цензура] утончённые, на травке поваляться, о вечном поразмышлять? [Цензурнутый] народ придурков! Почему ты бросила своих людей, чтобы спасти этого неудачника? Ты за них в ответе, а ты решила играть в героя-любовника с этим [цензура]?! Да из-за него нас могли всех как свиней перерезать! Убью обоих!
  Впрочем, осуществлять свою угрозу атаман не стал, лишь ускакал дальше. Один из лучников, что были под началом Аладриэль и уже успели покинуть своё укрытие, хмыкнул и похлопал эльфийку по плечу.
  - С почином, сестра. Если сразу не убил, значит ты прошла свой экзамен.
  Следующим от атамана получил гном.
  - Маргин, дебила ты кусок, когда я тебя учил "Златобород, на поле битвы работай головой", я, сука, имел в виду совсем не это! Барсорус милостивый, почему я окружён такими непрошибаемыми идиотами? А если бы он успел нож выставить? А если бы у него защита на груди была? Он в итоге ещё и магом оказался - сложись всё иначе и успей он колдануть чуть раньше - да тебя бы совместными усилиями всей банды от деревьев бы не отодрали, пришлось бы хоронить прямо с щепками Маргин!. Пнул бы тебя по яйцам, как собирался того [цензура] изворотливого, да не могу, нога, [цензура], болит...
  На очереди был лекарь, который к этому времени как раз смог настичь атамана и уверявший, что тому срочно надо обработать раны. На этот раз Гектор рассвирепел не на шутку, и, наверное, избил бы беднягу-барда, если бы за него не заступились товарищи. Обозвав его "врачишкой придворным" Гектор отослал его к другим раненым, которые нуждались в его помощи гораздо больше атамана с "жалкой царапиной, с которой любой дурак сам справиться".
  Хоть Гектор был и не прав насчёт жалкой царапины - из-за чрезмерной активности атаман потерял уже с литр крови и начинал бледнеть лицом, были и другие, кто действительно находился в куда худшем состоянии. Разбойник, которому стрела угодила в шею валялся в судорогах на простынях возле поваленного дерева, где лекарем с помощью других бандитов был организован лазарет. Ещё двое разбойников с колотыми и резаными ранами стонали неподалёку, а ещё один с разбитым надвое метким ударом палицы шлемом лежал без движения, однако и крови не терял, в отличие от первых.
Спустя десяток минут лекарь покачал головой и достал нож. Спасти Ланса - того, что так удачно метнул гранату, но поплатился за это метко выпущенной стрелой, было уже нельзя. Положив конец мучением бедняги, лекарь мог уделить время другим пациентам, тем, кого ещё можно было поставить на ноги.
  Раздав всем положенное количество воодушевления и наставлений, Гектор уселся на сундук, который успели стащить с телеги и поставить посреди тракта, стащил с себя нагрудник и, оголившись по пояс, обрабатывал рану с помощью ножа, реквизированной у Маргина прозрачной гномьей водки и бинтов, что дал ему лекарь. Разгорячённый битвой и разгорающейся неподалёку сухой травой, весёлое пламя на которой вот-вот грозило разрастись в целый лесной пожар, если никто не вмешается (Гектор плевал на это дело с высоты своей самовлюблённости), атаман разбойников словно не чувствовал подкрадывающегося вечернего холода и согревался одной лишь силой воли и водкой.

+3

60

Безумство битвы. Вереск уже перестал чувствовать кровь на руках, липкую, но не успевающую сохнуть - только чудом удалось ему не ранить кого-либо из разбойников - те благоразумно не лезли в темноту. Где-то разбилось стекло, вспыхнул огонь - спину обдало горячим ветром, дроу чуть прищурился, пропуская мимо себя очередного караванщика, толкая его прямиком в пламя позади. На один крик стало громче.
Безумство. Оно продолжалось ровно до того момента, когда он вспрыгнул на одну из телег - ногу пронзила острая боль, - Ибли-и-и-ать! да чтоб вы обосра...
Эльф не смог удержать равновесие, рухнув на тракт и ударившись всем телом о земную твердь. Куда-то ушла воинственность, та неведомая сила, заставлявшая без устали колоть противника в неустанной жажде крови. В глазах потемнело.
Вереск еле успел перекатиться в сторону от конских копыт, закрываясь ладонями от продирающегося сквозь тьму света - через несколько секунд мрак рассеялся, оставив тёмному эльфу лишь боль от солнца, от раны и от падения.
Сердце ухнуло куда-то к желудку, холодок прошёлся до самых кончиков пальцев - Вереск, ослеплённый и ослабевший, с большими усилиями перекатился ещё в сторону, когда почувствовал на предплечье чью-то шершавую женскую ладонь, холодную и крепкую, как зимний лежняк. Дроу схватил руку незнакомки чуть ниже запястья, ловко, но хило, насколько это позволяла быстро растущая слабость. Через ещё секунду его подхватила вторая рука загадочной спасительницы, и несколькими рывками эльф был свален в те самые кусты, откуда недавно и напал на караван - спиной Вереск почувствовал пару оставленных сумок на хрустких осенних листьях. Боль от света отупела, и дроу через несколько секунд смог даже различить лицо своей благодетельницы, склонённое над ним - строгое, напряжённое и юное, обрамлённое карминовой копной вздыбленных кудрей, - о, Ллос, да сколько можно этих кровавых паклей?!
- Т-с-с, присядь. Они отступают, - он сердито прищурился, взявшись окровавленной ладонью за плечо девушки, - и капюшон надень - твой светильник не целясь прошьют.
Вереск устало откинул голову на холодную траву и прикрыл глаза - долгим бесшумным вздохом он попытался восстановить силы. Отчасти ему это удалось, потому как через некоторое время он смог, хотя и с большим трудом, подняться на ноги - левая голень горела и при напряжении оной и без него.
Не то, что Вереск сильно беспокоился о судьбе своей спасительницы, но пока она проявила себя как о нём... заботящаяся, если можно так сказать. А значит, вышесказанная причина смерти девицы будет ну очень паршиво смотреться - особенно, если учесть, что с ним за это сделает атаман.
Вот вспомнишь про го... ловореза одного, и он прибежит.


Шеха дико взвыл, хотя и вой его утонул в хаосе битвы. Две стрелы почти одновременно вонзились в собачье тело, в переднюю правую лапу и рыжий бок. Волкопёс ринулся с тракта, в сторону леса, вспугнутый болью и людскими криками.
Зверь скрылся среди деревьев, пробегая меж состайниками Хозяина с выпускающими стальные клыки дугами. Клыки эти были быстрые, как щелчок птичьего клюва и горячие, как жало пчелы - уж кто, а Шеха это знал, и он уже не в первый раз испытал на себе гнев стального зуба. Дышать становилось всё тяжелее и тяжелее, словно волкопса засасывала в себя невидимая трясина, сжимая мукой грудь, заставляя лапы дрожать и сгибаться.
Надо было найти Хозяина, ему угрожала опасность!
Но среди искомых запахов мешался лишь запах ненавистных Шехе светлых родичей Хозяина, к которым он внушил ненависть ещё с младой шерсти. Полукровка рычал, хрипел, но упрямо искал чернокожего соратника... и наконец-то нашёл его.

Хозяин был не один - рядом с ним была самка, рыжая, молодая, с которой, он, верно, хотел уединиться. Хозяин иногда находил самок (а Шеха знал, как пахнут самки!), чтобы с ними уединиться, но волкопёс никогда не видел детей Хозяина, маленьких, кричащих и бесшёрстых созданий, которых ему иногда Хозяин скармливал, умерщвляя и их родителей. Наверное, у его детей должна быть чёрная кожа? Таких Шеха пока не ел.
Но по дороге волкопса едва ли не сбил большой кричащий двуногий, который ударил Хозяина - сердце Шехи дрогнуло, но тот не решился броситься в защиту чернокожего. Настолько грозна и громка была для него эта странная фигура человека.


- Срань паучья, - только успел пролепетать дроу и обернуться, как в лицо его прилетел тяжёлый атаманский кулак. Ослабевшая эльфийская реакция позволила ему лишь слегка отклониться в сторону, тем самым уменьшив зубопотерю до частично двух правых моляров. А вот на ногах удержаться относительно хлипкий остроухий не сумел.
- Да я ведь только что на ноги встал!!!
- Да чтоб тебя, гадюкин выродок, - почти громко пробормотал Вереск и сплюнул окровавленные осколки зубов в кусты, в которых снова оказался в лежачем положении. После гневной тирады Гектора, дроу хотел проорать ему вслед ещё более гневное послание, но осёкся сильным приступом кашля - возможно, оно к лучшему. Ведь кто знает, что тогда бы последовало за невинным хуком в челюсть.
- Эк ревнивец - всё ещё покашливая, произнёс тёмный эльф и слабо ухмыльнулся, - право, я думал раньше, что его только гном интересует...
- И моё мнение только немного дополнилось.
Мутным взором дроу заметил Шеху - израненного, шатающегося и прижавшего рыжие уши к голове, - молодец, сукин сын!
Нога вспыхнула новой вспышкой боли, отчего дроу скорчился и зажмурился - в голове промелькнула ясная мысль о том, чтобы срочно заняться собственной раной, а потом уже... быть может... и ранами пса.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC